Сайт » Мои публикации » Зарисовки » ПЕТЕРБУРГСКОЕ МЕТРО

ПЕТЕРБУРГСКОЕ МЕТРО

Девятидневный тренинг. Марафон. Дню к четвертому усталость достигает пика – тренинг начинает преследовать: еду домой — веду тренинг, готовлю ужин – веду тренинг, разговариваю с сыном – пытаюсь слушать и отвечать, но иногда путаю его имя. Самое страшное, это во сне: тренинг становится то кошмаром, то фарсом, то комедией. Есть один метод – «что вижу, то пою». По научному «здесь и сейчас». Надо описывать окружающее, все, что видишь, но безоценочно, беспристрастно, не вникая в суть вещей. К примеру: подъехала маршрутка, она желтая, номера ржавые, покрышки лысые, водитель хмурый… наверное, по поводу жизни своей, блин, водительской, спал мало, спина затекла, тетка наорала, что проезд дорогой, ему курить охота, а нельзя… Беспристрастно не получается. Очень быстро я проникаю в суть вещей (людей). Просто погружаюсь, можно сказать. Но для бегства от тренинга тоже годится.

metro

Еду в метро, релаксирую. И так: девушка молодая, волосы на лицо, занавеской, одной рукой за поручень, в другой книга. Качается, стойко держит удары и толчки попутчиков: неудобно спать на потолке, все остальное – дело мотивации. Лица почти не видно. Нос крупный, породистый: не картошкой, а хищным клювом, с рельефным, четким хребтом. Скулы высокие, кожа чистая, губы сами по себе, без возможных прикрас, максимум – гигиеническая помада. Все остальное так же естественно, и волосы выпущены на волю – блестящие и упругие без бальзамов-ополаскивателей. Со временем потускнеют и поредеют, и кожа на щеках устремится вниз, поры обозначатся мелким решетом, матовость и перламутровость исчезнут, нос станет еще заметнее… Но! Вот ведь фокус – именно тогда, лет через двадцать она станет красавицей! И появится взлет бровей, и небрежный пучок на затылке, открывающий шею, и ушко сквозь локон, и аромат свой, найденный годами, и удачный ракурс, когда профиль становится просто божественным, и взгляд спокойный, чуть лукавый, уверенный… И никто не посмеет усомниться в том, что она красавица. Это достижение возраста – «принятие» называется. А пока она считает себя «так себе» и мечтает накопить денег и сделать операцию – убрать горбинку на носу. Но, слава Богу, ей это не удастся: читает она «Методику преподавания изобразительного искусства», а преподавателям у нас платят мало. Даже если они преподают искусство.

Пара – очень крупная женщина и щуплый, контрастно мелкий мужчина. Тоже стоят. Она держится, лишь слегка приподняв руку. Толстой не назовешь: просто обычная, среднестатистическая женщина, увеличенная в масштабе. Раза в полтора. Смотрит поверх голов – а как ей еще смотреть?! Взгляд беспрепятственно долетает до конца вагона и упирается в стеклянную дверь, тормозит и летит дальше, над головами соседнего вагона. Наверное, она привычно ищет того, кто с ней глаза в глаза. Не находит. Но есть мужчина, и она смотрит на него. Вернее – на его макушку. Макушка поредевшая, хитро запрятанная под длинную, отрощенную по этому поводу прядь. Типа – не видно. Кому угодно, но только не ей. Тогда для кого он это делает, кого пытается увлечь – привлечь? Он, в свою очередь, тоже ищет место взгляду. И выбор не велик: справа мужская спина в черной коже, слева – пожилая дама, недовольная жизнью. Остается – вперед. А там, мамочки мои! Грудь. Ее грудь. Как отдельный континент, галактика, живущая своей, независимой жизнью. Плотно обтянутая свитером (попробуй, найди такой размер!), украшенная огромным, подстать, кулоном – бронза с бордовой эмалью. Как цветок в лопухах: не заметить нельзя. Для кого это она? Чей взгляд ловит? Так они и едут вдвоем, ревниво озирая пространство, не веря, что нашли друг друга и можно расслабиться, довериться, и почувствовать себя единственным.

Ребенком быть не удобно. Особенно в метро. Особенно, когда ты слишком велик, чтобы кто-то подвинулся и втиснул тебя в щель сиденья, но еще слишком мал, чтобы видеть и дышать свободно. По этому довольствуйся созерцанием людских тел снизу вверх. Мальчишка лет девяти, куртка пышная, жаркая, и расстегнутая молния не спасает, и уже ощущается влага на спине, и волосы прилипли к вискам. А в капюшоне куртки лежит листочек. Маленький, березовый, желтый кусочек осени. Он — предатель, который поведает родителям, что перед школой мальчик бегал к скверу кормить щенков бездомной сучки, которые под полом беседки, в безлюдном, неухоженном месте. Можно было бы зайти после уроков, но тогда точно узнают – бабушка ждет его со школы, чтобы повезти на другой конец города в бассейн. А может никто и не догадается, и листочек просто вытряхнут на пол, а потом подметут.

Старик в аккуратном, стареньком пальто. С не менее старым портфелем. Преподаватель? Руки: выбеленные частым мытьем, с подчеркнуто короткими ногтями. Хирург, почти в прошлом, уважаемый человек, сейчас приглашают консультировать, оперировать – редко, но бывает. Нечаянная радость: едет сидя. За жизнь настоялся. Теперь норовит присесть при каждом удобном случае, хотя считает это слабостью, а себя – мужчиной. Но у ног свои понятия.

Женщина средних лет. Разглядывает свое отражение в темном окне. Ничего не стремится поправить или исправить, знает, что и так хороша. Просто смотрит. Бронзовый цвет волос – эксперимент этого месяца, в тон ему помада и платок на шее. Небрежно заломленный воротник плаща, отворот попал под ремешок сумки, висящей на плече. И взгляд присутствия, наблюдения. Смотрит и видит. Такое в общественном транспорте бывает редко. Эта женщина – я. Психотерапия закончилась, моя остановка. Через несколько минут я начну работать.


 

 

Подписчикам сайта - в подарок книга "Трудно быть умной". Вы получите ссылку на книгу на свою почту.

 

 trudnobitymnoi

Сюрприз для подписчиков
snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflakeWordpress balloons powered by nksnow
Quick Box - Popup Notification Box Powered By : XYZScripts.com