Сайт » Мои публикации » Мои книги и статьи » Эмоциональный интеллект: чем могу быть полезна?

Эмоциональный интеллект: чем могу быть полезна?

Ирина Шевцова. 2008 г.

 

Случилось! Эмоциональный интеллект признан основой успешности. Тайна шустрых троечников разгадана и неуверенные в себе отличники опасливо, но верно начали изучать соответствующую литературу, потянулись на тренинги и консультации к психологам. Помню, как лет десять назад, будучи детским психологом, я пыталась доказать родителям, педагогам, администраторам, что дети с низкой самооценкой, алекситимией, неоправданно «накачанным» левым полушарием не могут быть УСПЕШНЫМИ И СЧАСТЛИВЫМИ. Вопреки расхожему мнению о раннем обучении и развитии познавательной сферы.

То же самое происходило позже, лет 6-7 назад, когда заказчики на мои первые корпоративные тренинги требовали алгоритмов и схем и отмахивались от моих доводов в пользу самопознания. Они не понимали, что все натренированные алгоритмы поведения рассыпаются в прах, когда человеком овладевают сильные ЧУВСТВА. И я работала исподтишка, тайно от заказчиков, с участниками, опять доказывая, что все начинается с чувства – любой шаг, любое действие, любой поступок, любое взаимодействие. И им же и заканчивается, если чувства выйдут из-под контроля, или их направленность будет противоположной транслируемому поведению, или силы их не хватит на требуемое свершение. Они меня слышали и понимали – молодые и неопытные продавцы рекламы, до смерти боящиеся отказов, тетеньки с двадцатилетним стажем, торгующие колбасой, у которых ненависть к покупателю заложена как профессиональная черта, реэлтеры, для которых понять клиента – единственная возможность заработать, брокеры, не верящие в то, что продают… Они плакали и смеялись у меня на тренингах, признавались в злости и пренебрежении, страхах и вине. Они вспоминали детство и жаловались на родителей. Они радовались открытиям в себе, мирились с мужьями, любили детей, открывали интерес к работе или, напротив, принимали решение уволиться. И это все на обычных тренингах продаж: таков личностный рост – его очень трудно вставить в берега одной темы. Потом мне надоело играть в партизан и я ушла открыто проводить тренинги личностного роста.

И вот сейчас, с удивлением и удовольствием наблюдаю зарождающуюся волну …нет, скорее робкую попытку проведения тренингов самопознания и самосознания с людьми бизнеса, названную «эмоциональным интеллектом». Спасибо вам, господин Гоулман *, название пришлось по вкусу – оно не пугает неопределенностью и подперто строгой научностью. Я ни в коем случае не ставлю себя рядом с мэтром направления. Пусть будет так, лишь бы польза была.

И вот, о пользе. Как человек поднаторевший в работе с личностью на протяжении десятилетия, хочу хоть чем-то поделиться. Ну, хотя бы тем, что присоединение – это отнюдь не зеркальность позы и подстройка по дыханию, и что эмпатия не тренируется упражнениями «Передай чувство» и что принятие – это огромная работа души, скорее процесс, чем результат. А эмоции – это энергия, которой может быть слишком много или слишком мало, и уравновесить её – значит достичь гармонии, управлять ею – значит достичь успеха.

При всем многообразии эмоциональных переживаний, в жизни каждого человека существует преобладающий эмоциональный фон, основная эмоция, которая определяет и образ мышления, и образ жизни. Можно, конечно, спорить, что первично, а что вторично, но суть не меняется: с какой стороны не посмотри – чувств, мировоззрения, поведения – вырисовывается универсальная картина, которую можно назвать уровнем зрелости личности. Этапность в развитии можно найти в любом психологическом направлении. Я буду опираться на иерархию уровней осознания, предложенную Девидом Хуокинсом*, позволив себе некоторую вольность в пояснениях, обусловленную нашим менталитетом. Чтобы практическая значимость изложенного была интересна моим коллегам – а именно для вас я все это затеяла, предлагаю рассматривать эти этапы, как различные уровни зрелости наших участников тренингов. И, исходя из понимания – «что с ним происходит?», перейти к намерению – «как с ним работать?».

Итак:

1. Стыд (позор в авторской статье). Состояние постоянного самоуничижения: я хуже всех, я не умею, я не знаю, у меня не получится, я ни на что не пригоден. Для того, чтобы свалиться в эту эмоциональную яму, необходимо соответствующее воспитание, основой которого являются отвержение родителями или условная любовь. Но обострится состояние тогда, когда социум «организует» человеку постыдную, уничижительную ситуацию: провал, осмеяние, презрение, иронию. Люди этого уровня редко попадают на тренинги по своей воле, но если их обязать (что не редко бывает в корпоративном обучении), то ситуацией позора станет сам тренинг. Как правило, человек будет стараться слиться со стенами и быть незаметным, что практически невозможно в тренинговой обстановке. Можно сработать на эту потребность и оставить его наблюдателем. В этом случае тренинговый стресс будет не столь губительным, но пользы для развития личности будет мало – участник настолько погружен в свое состояние, что учиться чему либо, а тем более развиваться невозможно. Другой путь – попытаться очень осторожно, бережно достать его из раковины и дать ему свое уважение и принятие.

В учебной институтской группе Стас был изгоем – это стало заметно по подтруниванию и злым смешкам одногруппников на первом шеринге. Типичной реакцией Стаса было молчание на самые простые, конкретные вопросы, адресованные ему:

— Что ты хочешь получить от тренинга?

— Бывал ли ты прежде на психологических тренингах?

— Почему ты молчишь?

Когда стало понятно, что ответов не последует, я просто озвучила то, что, вероятно, происходило с молодым человеком:

Я вижу, что тебе сейчас нелегко. Это очень трудная для тебя ситуация – она новая и пугающая. Ты не можешь, как остальные, прятать свой страх, ты не справляешься с ним. Я предлагаю тебе просто наблюдать за всем происходящим, а если посчитаешь нужным – уйти с тренинга.

Получив такое разрешение, молодой человек несколько расслабился, и я даже заметила интерес в его глазах. Тренинг он «пережил», но из института все же ушел. Я слышала, что он обратился за терапией моей коллеге.

С людьми, находящимися на стадии стыда, групповая работа эффективна только при их вере, что она может помочь их состоянию. Стыд – социальное чувство, и лечить его нужно с помощью социума. Тренеру важно направить групповую поддержку на участника, конечно же, если в группе будет создана атмосфера принятия и безопасности.

2. Вина. Человек сосредоточен уже не только на себе, но и на окружающих. Именно по этому вина – более «продвинутый» уровень по сравнению со стыдом. Вина основана на собственных нравственных убеждениях, которые человек не в силах выполнить: я виноват перед своими родителями потому, что не оправдал их ожиданий; я виноват перед сослуживцами за то, что своей работой я торможу весь процесс; я виноват перед своей семьей – мало внимания им уделяю и т. д.

Нравственные убеждения (пусть самые абсурдные) могут быть сформированы только у человека, обремененного интеллектом. Но вот на что не хватает у него ума, так это на критический анализ и собственные выводы о жизни. Вина на этом уровне – результат жесткого воспитания и авторитарности взрослых. Именно по этому «собственные» взгляды о жизни на поверку оказываются чужими. Их заложили те люди, которым было выгодно манипулировать ребенком при помощи обвинений. Во взрослой жизни он продолжает искать «обвинителей» и делает это так усердно, что они всегда находятся. Кроме того, интерпретация событий происходит таким образом, что он становится виноват за все.

Валентина вряд ли попала бы на тренинг, но её сестра была организатором и заболела перед самым мероприятием. Валя пыталась остаться на роли «подай-принеси», но я её втянула в процесс. Валя с интересом наблюдала и слушала, но когда дело дошло до упражнения, внезапно расплакалась. Оказалось, что она не смогла выполнить задание, которое надо было сделать в паре. Неудачу расценила, как «провал» и вину перед партнером. Мои слова о том, что «не правильно» на тренинге не бывает, ей были не понятны. Только терпеливое, долгое объяснение, к которому подключилась группа, дало возможность ей усомниться в уместности переживания. После этого случились еще несколько эпизодов, в которых с Валентиной происходило подобное. Каждый раз я говорила: Обрати внимание, ты опять чувствуешь себя виноватой. За что?

Справиться с виной – пусть ситуативной, эпизодической, значит осознать установки, которые нарушаешь, и понять их абсурдность или неуместность. Эту работу должен помочь проделать тренер. Человек, находящийся на стадии вины, привык к вертикальным отношениям, он ищет «сильного взрослого» и еще не готов взять на себя его функцию. Надо сказать, что работа с установками очень активно поддерживается группой – тема то универсальная. Важно подключить групповой опыт, чтобы показать, как можно думать (и чувствовать) по-другому.

3. Апатия. Убежденность в своей беспомощности и возможности что-то поменять: я родился не в той семье; у меня не достаточно образования, чтобы найти хорошую работу; я вынужден сводить концы с концами и никогда не вырвусь из безденежья; мне не хватит здоровья и сил…Эти люди – мастера убеждения! На каждый ваш аргумент, как можно справиться и найти выход из ситуации, у них найдется три контраргумента. И говорить об этом они будут так вяло и замучено, что вы поверите: они безнадежны. Стадия апатии наступает после того, как человек сравнил свою жизнь и достижения с жизнью других людей. Этому способствуют жестокое или, напротив – очень опекающее воспитание. В ответ на психологическое состояние отзывается физиология – бессилием, астенией, болями, неясного происхождения. Вероятность попадания такого клиента на тренинг еще меньше, чем на предыдущих этапах – нет сил даже чувствовать, а тем более действовать. Если человек застрянет на этом этапе, то может сформироваться характерная черта – мученичество. И это уже опасно, так как неосознанно он начнет манипулировать окружающими при помощи своей беспомощности.

На тренинг Антонину послали от работы. Она бы ни за что не пошла (по её словам), но это было необходимо для аттестации. Мне казалось, что Антонине постоянно плохо: она обмахивалась платком, подходила к окну, пила таблетки. На мои вопросы отвечала: «Ничего, не обращайте на меня внимания». Во всем остальном она была прилежным участником. Если только вопросы не касались её лично. Когда же мне удалось её разговорить, я даже пожалела об этом: Тоня начала жаловаться. У неё было плохо все- самочувствие, дела на работе, в личной жизни, в общении… Мои попытки как-то переубедить и найти потенциалы в характере, не увенчались успехом: она как будто ничего не слышала. Группа разделилась на сочувствующих и агрессирующих. Тогда я решилась на риск: пересказала один из Тониных «ужастиков», преувеличив детали, и закончила словами: «С этим не живут!». Расчет оказался верным – Антонина улыбнулась. Кажется, впервые за долгое время она смогла посмотреть на ситуацию со стороны и увидеть в ней не трагедию, а комизм.

Хороший «прорыв» в состоянии может случиться, если вывести человека на гнев и протест. Универсальные способы провокации гнева – боль и лишение свободы. На причинение физической боли я бы в роли тренера не решилась, а вот усугубить психологические переживания – довести их до крайней точки переносимости, иногда можно. Только помните, что эта процедура – не проявление злости тренера на «дохлого» участника, а метод, который применяется по показаниям и в строго отмеренной дозе. И после реакции протеста, если она последует, надо дать человеку одобрение и принятие.

4. Горе. Неизбежно последует после апатии: это закон жизни. Если ты не хочешь бороться и шевелить лапками, то Вселенная отзовется тяжелым событием, испытанием. Для кого-то — это потеря человека: развод, уход, смерть; для кого-то проблемы со здоровьем, своим или близких; для других – потеря работы, внезапный переезд, потеря имущества. От предыдущей стадии эта отличается тем, что теперь боль носит направленный характер и требует каких-то перемен. Не поменяешь жизнь – погибнешь, или-или. Переживание горя могу вызвать и обратимые ситуации, когда действие не завершено и еще что-то можно исправить. Но чаще это все же необратимые, разрушающие картину мира события. Психологи, работающие с переживаниями горя, знают, что существуют несколько стадий, среди которых отрицание, протест и постепенная адаптация к действительности. Если говорить о тренингах, то скорее всего в острой стадии переживаний человек сюда не попадет – там скорее показана индивидуальная терапия и время. Но вот на выходе или при затянувшейся адаптации – вполне возможно. Давайте подумаем, в чем он нуждается? В сочувствии и участии? Это то, что давали ему родные и друзья (если таковые имеются) в большом количестве. Скорее, он ждет примирения со случившимся, более спокойного отношения, чем это было до сих пор. От эмоций надо переходить к разуму – философски осмыслить потерю и воспринять её, как урок.

На первом шеринге Николай обмолвился, что у него сгорел бизнес. Сгорел не в образном, а прямом смысле слова: пожар уничтожил магазин и склад. До этого шла череда неудач, Николай еле сводил концы с концами и вот – пожар. Он остался должен большую сумму денег, а на его попечении была жена с двумя маленькими детьми. Не смотря на это, Николай пришел на тренинг – он проходил его бесплатно и хотел отвлечься от грустных мыслей. Признался, что находится на грани депрессии, надеялся на помощь. Отвлечься не удалось – я не стала «замыливать» тему, предложила с ней поработать в ключе: «Зачем мне это надо?». До этого он пытался найти ответ на вопрос «Почему со мной это произошло?». И не смотря на то, что много времени на эту проблему уделять я не стала, Николай к концу тренинга пришел со своими, новыми выводами.

Многих тренеров пугает работа с горем: а вдруг не рассчитаю силы и не смогу помочь. Или – сделаю еще хуже. Хочу на это сказать, что участник сам чувствует силу своей боли и при её непереносимости он либо уйдет, либо вообще не придет на тренинг. А если он сам сказал о своем горе – значит он ждет помощи.

5. Страх. Мир кажется полным опасностей. И не мудрено – за плечами переживание горя. У человека, находящегося на этой стадии развития, тревожность преобладает над всеми другими состояниями: что-то должно произойти; это не добрый знак; уверен, что хорошим не кончится, лучше не рисковать… У наиболее впечатлительных и нервных развивается мнительность. Но это все равно прорыв – после стадии горя человек начал жить, его восприятие расширилось, он стал активнее и энергичнее. Надо сказать, что на тренинг эти люди попадают не редко. Иногда тренинг воспринимается (справедливо!) ими, как профилактика возможных несчастий.

Для Дины мой тренинг стал …дцатым по счету. После того, как девушка была вынуждена переехать из маленького городка в столицу – отец вышел на пенсию, и семья купила долгожданную квартиру, она постоянно где-то училась. Переезд перенесла очень тяжело, тосковала по друзьям, да еще произошел разрыв с молодым человеком… На мой вопрос, зачем так много учиться, ответила: Я боюсь не соответствовать этому городу. При этом я видела, что опасения беспочвенны – у девушки хорошее образование, престижная специальность и при общении она создает впечатление интересной личности. Но свои страхи она подкрепляла рассказами каких-то людей, которых «не приняли, не взяли, выгнали с позором». Я поняла, что основной страх – это страх быть отвергнутой. Именно отвержением стал уход молодого человека, отвержением воспринимались вопросы и взгляды новых знакомых, даже плохая погода и неудачи с транспортом – все воспринималось, как отвержение. И она нашла единственно приемлемый способ – учиться и развиваться на курсах и тренингах. Может, это и не самый плохой способ, но в результате действенная, плодотворная жизнь переносится на потом: вот выучусь и тогда…

При работе с человеком на стадии страха очень важно найти название страха – сузить поле опасности. Потом – осознать, как справляется со страхом, и какие еще методы могут быть. В этом хорошо помогает групповой опыт. Очень полезным будет и рационализация страха: что может произойти самого страшного, если… Я бы рекомендовала включать упражнения по исследованию страхов в каждый тренинг – это не сложно сделать в любой теме, а переживание на столько часто встречается, что будет полезным каждому.

6. Желание. Возникают беспорядочные, не структурированные и плохо осознаваемые желания. У человека на этом этапе нет целей и задач, есть лишь импульсы: хочу много денег, хочу красивую одежду, хочу вкусно поесть, хочу попробовать все… Выйдя из апатии, пережив горе и страхи он начинает чего-то хотеть. Да, эти желания далеки от духовного роста, они материальны и на их получение тратится много сил и времени…Может быть – очень много. Человек может застрять на этой стадии развития и превратиться в раба желаний. У него разовьется такая черта характера, как жадность – а почвой для неё служат былые лишения. Желания могут быть деструктивны и даже губительны. В каком виде он может появиться на тренинге? Ну, например: людей посмотреть и себя продемонстрировать. Конечно же, важнее второе. Еще – с обидами на тех, кто на его взгляд не дает ему желаемого – на мужа, родителей, начальника государство.

Учиться на тренера Алексей пришел с одной нескрываемой целью: он хотел научиться быстро зарабатывать деньги. Пару раз сходив на тренинги решил, что это легкий способ получить сразу много денег и у него это точно получится. Но в самом начале обучения выяснилось, что у него нет ни навыков работы с группой, ни знаний, и самое главное – желания этому учиться. Группа его отвергала, он злился, предполагаемо легкий путь становился для него непреодолимым. Помогло одно упражнение: «Портрет идеальной работы». Его делали в виде коллажа. У Алексея неожиданно лист заполнился картинками с изображением дальних стран, морей, джунглей, гор. О чем это, он сказать толком не мог, но точно понимал, что это что-то очень желаемое: тяга к путешествиям, новым впечатлениям. На следующий день он сказал: Я понял, для чего мне нужны деньги. И с тех пор вдруг все стало меняться – исчезла нетерпеливость и агрессия, появилась сосредоточенность и старание. Обучение Алексей закончил, и позже я от него узнала, что он занялся экстремальными выездными тренингами.

Придать вектор желаниям – вот, пожалуй, основная стратегия в работе с людьми на этой стадии развития. Надо помочь человеку осознать все, на что он в настоящее время тратит свою жизнь и помочь увидеть «цену вопроса». Жадность, как результат неуемных желаний – это стремление удовлетворить свои потребности не тем путем. Это как пытаться утолить жажду морской водой. А в чем именно потребности? И как их лучше удовлетворить? – очень полезные вопросы, на которые стоит найти ответ.

7. Гнев. Он может возникнуть, как результат неудовлетворения желаний: почему другим все, а мне – ничего?! А может быть спровоцирован ситуацией, каким – то лишением или его осознаванием. Гнев – активное чувство, оно толкает на действие. Человек становится более целеустремленным, чем на предыдущем этапе. В зависимости от уровня развития интеллекта гнев будет либо разрушающим, либо конструктивным. В первом случае он будет направлен на поиск и наказание виноватого и приведет к разрушениям: уход из семьи, которая «украла свободу», месть начальнику или сослуживцам, вступление в организации, ведущие какую – либо борьбу или, даже, криминальный путь. В случае конструктивного гнева энергия человека будет направлена на поиск решений и путей изменения жизни. Поступки человека, находящегося на этой стадии могут казаться импульсивными, непродуманными, неожиданными. На самом деле, критическая масса его терпения и неудовлетворенности дошла до своего максимума, и он начинает протестовать.

Участники тренинга в стадии гнева выделяются своей активностью, которая легко переходит в агрессивность. Именно они способны спровоцировать групповую динамику, нападать на тренера, требовать, возмущаться. Надо понимать, что их протест – это процесс, им важно воевать, и стремление тренера удовлетворить их требования скорее всего приведет к еще большим требованиям.

Недовольное выражение лица Марины стала в группе уже привычным. Иногда она вздыхала и смотрела на часы, иногда выходила покурить, а иногда начинала протестовать. Чаще всего – по незначительному, не важному для других поводу. Например, требовала пояснений какого-нибудь понятия и начинала их оспаривать. Все это тормозило процесс тренинга, в группе закипала агрессия. Наконец, на очередной её «выпад» я отреагировала вопросом:

— Что тебя заставляет сейчас говорить?

— Что с тобой происходит, в чем причина твоего гнева?

От обсуждения ситуации я попыталась перевести её к исследованию её состояния. Проговорила, что происходит со мной в ответ на её нападки, дала возможность высказаться группе. Она замкнулась, отказалась отвечать, но в конце дня подошла ко мне со словами: «Меня все бесит и раздражает. Я очень вспыльчива и от этого страдаю. Что мне делать?». Совместно с ней мы вышли на основную причину гнева: женщина с очень хорошим образованием, ученой степенью, высоко поднявшаяся по карьерной лестнице была одинока – ни семьи, ни друзей, ни приятелей. Высокомерие стало её постоянной маской, защитой, как она думала, от возможных врагов и конкурентов. На самом деле под ним пряталась неуверенная, полная комплексов женщина. Признать это – значит начать решать проблему, а не стремиться подняться за счет опускания других. Этого разговора было достаточно, чтобы на следующий день Марина изменила свое поведение.

Направить гнев в нужную сторону и снизить его до приемлемого уровня – основная стратегия работы с такими участниками. Но все действия будут бессмысленны, если не навести «порядок в голове»: подвергнуть сомнению «долженствования» окружающего мира и опустить планку притязаний.

8. Гордость. Первый уровень, когда человек начинает себя чувствовать хорошо. Основой этого уровня являются достижения. Но здесь же кроется опасность: достижения зависят от социума, от расположения других людей и случая. Человек чувствует свою уязвимость, он напряжен, тревожен. Внешние события – карьера, удачный брак, деньги, престиж, признание коллег, не повлекли существенных качественных изменений в личности. Желание обороняться и нападать встречается и на этом уровне, но выглядит уже более «цивильно». Самоутверждение маскируется в профессиональных спорах, лицемерии, высокомерном покровительстве. Люди этого уровня с готовностью посещают тренинги, рассматривая их как арену для демонстрации собственных достижений и успешности.

Не смотря на предупреждение «прийти на тренинг в удобной одежде», Владимир пришел в дорогом, явно не годящимся для этого места, костюме. Вернее – приехал на еще более дорогой машине, о чем сказал как бы невзначай. По отношению ко мне он избрал снисходительно – покровительственную позицию. Кажется, я была ни тем тренером в его глазах: просто одета, пришла от метро пешком, да и стоимость тренинга не указывал на мои сверх доходы. Но по мере работы Володя заинтересовался происходящим, втянулся, расслабился. К концу тренинга он уже расхаживал по группе в носках (так было удобнее), снял свой галстук и заодно – маску напускной успешности. Ему было сложно открываться, но открытость других и общность переживаний позволили группе и мне увидеть другого Владимира. Спасло и то, что я так и не позволила ему стать ни моим «покровителем», ни моей «правой рукой».

У людей на стадии гордости свои правила игры – восхищение окружающих, их зависть, страх. Если тренер не поддержит эту игру, то они вынуждены будут стать естественными, покажут свои слабости, страхи, а значит – получат шанс работать с этим. На этом уровне человек впервые получает возможность от вертикального общения «сильный-слабый», перейти к горизонтальному – общению на равных.

9. Храбрость. Период осознанных изменений и усилий. Человек начинает понимать, что мир полон не только опасностей, но в нем есть место приключениям и испытаниям, которые захватывают, увлекают. Препятствия на своем пути он воспринимает, как вызов. Он начинает чувствовать свою силу. Это энергетика здорового ребенка, увлеченного игрой. Храбрость возможна только тогда, когда человек научился доверять себе, узнал о своих возможностях и поверил в них. Люди на этапе храбрости начинают новые дела, вступают в новые отношения, учатся, растут, развиваются. Впервые развитие связано не только с количеством прожитых лет, но и с качественным изменением личности. Именно такие участники заполняют основную часть тренинговой группы.

Леонид – подарок для тренера. Он энергичен, заинтересован, живо реагирует на все происходящее на тренинге. Есть очень большой соблазн отвлечься от него и заняться другими – более проблемными участниками. Но я замечаю некоторую поверхностность в его поведении. Он с радостью бросается на выполнение заданий, активен во время упражнений, в подгруппах берет на себя лидерство и справляется с руководством. Но, как только дело доходит до шеринга – скучнеет и начинает зевать. Его явно утомляют эти беседы, он жаждет действия. Когда очередь доходит до него, он начинает сыпать чужими истинами, заученными из книг фразами, о себе и от себя сказать ничего не может. Охотно говорит о своих достижениях, но отказывается анализировать и понимать собственные механизмы движения к цели. Он верит в «правильные» алгоритмы, схемы, верит, что можно счастливо жить, копируя опыт успешных людей и кумиров. Мне было очень трудно погрузить его в чувства, и, как я и думала, за его храбростью и оптимизмом скрывался страх.

Еще очень живо ощущение собственной уязвимости и несчастий. Для того, чтобы человек удержался на этой ступени, а не упал вниз, необходимо начать учиться. Не хвататься за любые знания, не уповать на авторитеты, а пропускать информацию через призму своего опыта и взглядов. На этом этапе должен сформироваться свой образ мысли, свои выводы, критический взгляд на постулаты и авторитетов. Если этого не происходит, участник тренинга будет очень долго ходить «на тренера», чем некоторые мои коллеги и пользуются. Опасности этого периода так же связаны с увлеченностью и потерей бдительности.

10. Комфорт (нейтралитет). Стадия стабильности и пожинания плодов. Все проблемы решились или самоисчерпались, на всех уровнях жизнь устраивает и не требуется решительных действий. Человека перестает беспокоить мнение окружающих, он избавляется от зависимости от «надо» и «так положено». Ему не стоит большого труда поддерживать хорошие, ровные отношения, продвижения даются легко. Он становится очень терпим к другому образу жизни, и старается не вмешиваться в чужие взаимоотношения. На тренинге такие участники скорее заинтересованы в самопознании, чем в терапии или новых знаниях. Они ходят «за процессом», мудро полагая, что результат все равно будет. Расслабленность нередко перерастает в лень и человек полагает, что заслужил этот «отпуск». По этой причине – беззаботности, люди этого уровня редко приходят на тренинг. Скорее это случится «для профилактики», с тем, чтобы удержать свое благополучие, либо для того, чтобы внести разнообразие в жизнь.

Лариса – моя коллега, тренер. На тренинг ко мне она пришла, чтобы «не потерять форму». Некоторое время Лариса не могла удержаться от соблазна помогать другим участникам, но вскоре увлеклась своим собственным материалом. Мне было интересно работать с Ларисой, исследуя её еще не раскрытые потенциалы. Тема детской мечты всколыхнула воспоминания и переживания – у Ларисы появилось новое желание. Оно не было связано с профессиональным ростом и не имело за собой материальной выгоды. Лариса решила открыть приют для бездомных животных. Позже я узнала, что близкие и семья отнеслись к этой идее с пониманием и мечта воплотилась в жизнь.

Теплое, уютное состояние комфорта способно надолго поглотить человека. На этом этапе самоанализ уже развит до такой степени, что нет большой необходимости в помощи исследования прошлого и настоящего – важно помочь заглянуть в будущее. Дальнейшим толчком к развитию должны стать не злость и недовольство, а интерес и желание. И этот уровень интересов должен стать уровнем исполнения мечты, а не выполнения социальной задачи.

11. Готовность. Уровень самодисциплины и воли. Нужны большие усилия, чтобы выдернуть себя из комфорта и заставить работать. Но это работа уже другого уровня – человек выполняет задуманное и ответственен прежде всего перед собой за результат. Требуется качественный скачек в развитии, свои результаты человек хочет довести до очень высокого уровня, ему важно не просто делать, а делать очень хорошо. Возможно, на этом уровне будут задуманы и начнут воплощаться новые проекты, а может быть привычное дело начнет выполняться новым образом. Готовность, это отнюдь не только бизнес. Это рождение ребенка и благотворительные проекты, постройка дома, хобби, защита окружающей среды. Это период делания, а не результата – период тренировки, подготовки, доведения мечты до цели.

Хочу вернуться к предыдущему примеру, чтобы показать динамику состояния. И так, Лариса загорелась идеей. Она несколько раз разговаривала со мною на этот счет по телефону и опять пришла на тренинг. На этот раз у нее был сформулирован четкий заказ: «Я хочу укрепиться в своем намерении и найти в конкретные способы реализации своей мечты». Сомнений в правильности решения у неё не было, но, как человек зрелый и умный, она хотела воплотить задуманное не разрушая сложившегося уклада: у нее были обязательства перед семьей, бизнесом, партнерами. Во время тренинга я давала Ларисе возможность неоднократно почувствовать свою силу, скорее ориентировала её на позитив, чем на работу с проблемами. Её восторженное желание сменилось деловитостью и уверенностью. Было понятно, что открытие приюта – это не просто блажь и импульсивный порыв, а продуманное решение.

Самодисциплина и воля – вот лозунг этого периода. Возможно, жизнь станет не столь безоблачной и гладкой, возможно, придется пожертвовать покоем, развлечениями, отдыхом, но человек идет на это с легким сердцем. Следует учитывать, что людей на этом этапе развития не так уж и много, и окружение будет относиться к делам этого человека с непониманием, сарказмом и агрессией. Задача тренинга – помочь выработать иммунитет против этого негатива, найти новый круг общения и единомышленников.

Ответственность (принятие). Восприятие себя и своей жизни выходит из рамок обыденности и удовлетворения желаний и целей – человек начинает ощущать себя частью Вселенной, брать на себя ответственность за роль в этом мире. Возникает понятие миссии, доверие к жизни, осознавание предназначенности. Необходимые изменения осуществляются скорее не за счет поведения и поступков, сколько за счет изменения отношений и внутренних трансформаций. Человек, дошедший до этого уровня развития, имеет статус учителя или наставника, вне зависимости от того, кем он является. За ним с готовностью идут люди. У него уже нет уязвимости предыдущего состояния – он четко знает, куда идет и гибко регулирует свое продвижение по жизни.

С Михаилом я познакомилась на уличном концерте – это была акция по защите окружающей среды. И была очень удивлена, когда он выразил готовность прийти ко мне на тренинг: «А тебе это зачем?» — вырвалось у меня. На мой взгляд, он был на столько гармоничным и спокойным, что казалось лишним еще чему-то способствовать. Но он пришел, и честно работал, и очень искренне выражал свои эмоции – основной из их было удивление. Он искренне удивлялся всем своим открытиям и заражал своим состоянием всех других. Он не умничал и не демонстрировал себя, почти ничего не рассказывал о своей жизни, но был активен в самопознании, ему легко давалось быть в состоянии «здесь и сейчас». Благодаря присутствию Миши тренинг оказался необычайно глубоким. Расставаясь, он очень искренне благодарил меня, и я поняла абсурдность своего вопроса: тренинг для него не был искусственной ситуацией. Это был просто опыт, который он получал повсеместно.

Что делать с этими участниками? Да ничего особенного – просто дать возможность быть на тренинге. И еще – учиться у них и заражаться их здоровой, позитивной энергетикой.

Есть еще уровни развития, которые называются «Интеллект», «Любовь», «Радость», «Мир», «Просветление». Но, как вы понимаете, людей этого уровня так мало и вероятность, что они будут вашими участниками и клиентами так мала, что я поставлю точку. Тренинги с ними ведет уже сама жизнь, и тренирует их сами знаете Кто. Ну, а мы – скромные работники – душеведы, обратимся к началу списка, вспомним себя и поставим свою собственную зарубочку – честно и без лукавства. Потому, что эффективным тренером ты становишься лишь тогда, когда продвинулся выше своих участников, хоть немного, хоть на пол шажочка – тогда ты можешь приподнять их потолок и дать простор для роста. И эмпатия, и этика являются вторичными, первично – смелое проживание своих собственных чувств. Чувствуешь – значит живешь.

 

* Дэвид Хоукинс «Сила против Насилия».

* Дэниел Гоулман «Эмоциональный интеллект».


 

 

Подписчикам сайта - в подарок книга "Трудно быть умной". Вы получите ссылку на книгу на свою почту.

 

 trudnobitymnoi

Сюрприз для подписчиков
snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflakeWordpress balloons powered by nksnow
Quick Box - Popup Notification Box Powered By : XYZScripts.com