Сайт » Мои публикации » Истории » ДЕТСКИЙ САД

ДЕТСКИЙ САД

В начале детский сад казался Наташе ловушкой, в которую она попала, и вызывал чувства отчаяния и уныния. «Там очень хорошо — много деток и игрушек. И добрая тетя-воспитательница» — уговаривала Наташу мама. И она доверчиво-радостная согласилась, помахала маме ручкой и уверенно вошла в группу. Но тут же была обозвана мальчишкой «рыжая метелка», в обед ее насильно накормили жидким пюре, воспитательница все время кричала, а красивых кукол с бантами на голове нельзя было трогать: они сидели на стульчиках вокруг маленького столика и «пили чай». После первого дня пребывания в садике Наташа устроила дома истерику, но она не подействовала — утром ее опять повели в детский сад. Бабушка, которая работала в детской поликлинике врачом, строго отчитывала маму: «Сама виновата, поздно отдала. В ясли вести надо было, пока маленькая, ничего не понимала. Поплакала бы недельку — другую и привыкла. А теперь она знает, как тобой управлять можно. Слабинку дашь — на шею сядет. Будешь до школы ее за собой таскать». Мама держалась, слабинку не давала, хотя Наташа видела в ее глазах жалость и вину за то, что она делала. И Наташа смирилась, затихла, приняла правила, которые диктовал детский сад. Единственное, что вызывало отвращение и негодование, так это кормление. Еду приносила в группу нянечка Нина Васильевна, и раскладывала из огромных кастрюль по тарелкам. Все это время они всей группой сидели в кругу и слушали сказку. Но Наташе было не до сказок: как только по группе разносился запах ненавистных блюд, ее начинало подташнивать, рот наполнялся вязкой слюной. По запаху она могла определить, чем ее сегодня будут пытать. Самое безобидное — макароны и гороховый суп. А компот Наташа даже любила, особенно, если в нем не плавали разбухшие ягоды. Самое ненавистное — рыбные котлеты. Их запах Наташа чувствовала еще тогда, когда они после прогулки заходили в садик. Сказка заканчивалась всегда внезапно, как только вся еда была разложена по тарелкам. Детям командовали мыть руки и садиться за столы. Пока Нина Васильевна и воспитательница Лидия Александровна ели сами, можно было ковыряться в тарелке и есть маленькими кусочками: легче проглотить и не так противно. Но как только они доедали свой обед, начиналась пытка. Взрослые называли это «докармливание». «Так, кто еще не съел? Начинаем докармливание!». Наташа цепенела от этих слов. Нянечка нависала над головой горой, громадная грудь касалась Наташиного лба, выхватывала из рук ложку, начинала ею кромсать ненавистную котлету, перемешивала все это с пюре и яростно засовывала мерзкую мешанину девочке в рот. Она принималась усиленно жевать, боясь нянькиного гнева, но пища глоталась с трудом. А наготове, перед ртом уже висела еще следующая ложка. Нина Васильевна стремилась засунуть пищу поглубже, считая, по-видимому, что таким образом получится быстрее. И однажды Наташа не выдержала: почувствовав касание ложки к глотке, ее вырвало. Внезапно, прямо на руку няне и на стол. Нина Васильевна что-то закричала, Наташа не услышала что именно. Она очнулась в туалете перед раковиной. Лидия Александровна умывала ее холодной водой, а она стремилась отплевать изо рта противный, горький привкус. После этого случая Наташу перестали докармливать, но постоянно ругали за не съеденное. Жаловались маме, говорили, что ребенок плохо ест и это не может не отразиться на ее развитии, что надо принять меры. Мама виновато улыбалась, но меры не принимала. Просила только Наташу не рассказывать об этом бабушке.

— Наташенька, что ты ела сегодня в садике?

— Макароны с мясом — бодро отвечала Наташа.

— Все съела?

— Конечно, бабушка, я ведь люблю макароны.

— Что за садик такой, одними макаронами детей кормят! Надо узнать, кто у них диетсестра… — это уже маме.

У Наташи в садике появилась подруга Анфиса. Ее мама работала в саду поваром. Однажды она пришла в группу во время обеда и сказала Нине Васильевне:

— Мою есть не заставляй. И так толстая. Сколько съест — ну, и ладно.

— Как скажешь — безразлично ответила нянька.

Такое всемогущество Анфисиной мамы поразило Наташу, и она попыталась наладить дружбу. Удалось это легко, Анфиска отличалась общительностью необыкновенной, с ней было интересно и весело. Она умела придумать развлечение даже тогда, когда они сидели в дождь на пустой, холодной веранде. Именно Анфиса придумала игру в принцесс с маленькими палочками, на которые одевался или фантик от конфеты, или головка одуванчика — в зависимости от сезона. Принцев делали так же, но обматывали палочку фольгой-золотинкой. Игра не требовала много места, игрушки легко помещались в кармане, и их можно было украдкой доставать даже во время скучных занятий. Если игру придумывала Анфиса, то развитие сюжета всегда было за Наташей. В свои пять с лишним лет Наташа уже могла сама читать небольшие сказки, знала много историй, прочитанных мамой, и умела интересно рассказывать.

— А давай так: принц уехал искать волшебный цветок, чтобы вылечить принцессу. А принцесса лежала в кровати и не могла встать. А ухаживать за ней осталась старая служанка. И она была ведьма.

Анфиса тут же подхватывала:

— Ведьма сыпала в еду яд, чтобы принцесса умерла. Только не сразу, так все догадаются, а понемножку.

Но тут, откуда ни возьмись, появлялся объявленный Анфисой разбойник и увозил ее в свой дом. Там он начинал ее целовать, обнимать, и при этом Анфиса перекрещивала две палочки — принцессу и разбойника, и чмокала губами. Наташа сопротивлялась такому развитию сюжета, но у Анфисы все герои рано или поздно начинали целоваться.

Летом был обещан отдых, но маму не отпустили с работы, и она виновато сообщила Наташе, что на дачу поедут они только в августе, а два месяца надо провести в саду. Наташа расстроилась, даже заплакала, но поняла опять безвыходность ситуации и смирилась. С началом лета в садике жизнь резко изменилась: исчезли занятия, многие ребята из группы перестали приходить, и их группу объединили с соседней подготовительной. Лидия Александровна ушла в отпуск, а на ее место пришла Юлия Анатольевна, молоденькая, красивая воспитательница. Она постоянно была занята своими делами, совершенно не обращала внимания на то, за что Лидия Александровна бы просто растерзала. Дети могли бесконечно долго собираться на прогулку, не класть игрушки на место, не одевать кофты и панамки, не съедать вообще ничего с тарелки. Нина Васильевна ругалась с Юлией, но она работала на две группы и появлялась редко. На площадку стали выносить покрывала для загорания. Но загорать никто не хотел, только Юлия Анатольевна стелила одно покрывало на скамейку, садилась, поднимала юбку, вытягивала ноги и закрывала глаза. Открывала она их изредка, вяло покрикивала и опять погружалась в дрему. Ребята были предоставлены сами себе, придумывали новые игры в потайных уголках площадки, мальчишки залазили на деревья, девчонки гуляли по всем верандам, сидели прямо на земле, ползали на коленях в песочнице и даже умудрялись набирать в ведерки воду из пожарного крана и обливаться. Анфиса с Наташей играли в домике. Анфиса придумала завешивать в домике все окна и дверь — просовывали кусочек покрывала в щели между досками и крепили все это палочками. Получалась очень темно и уютно. Первое время на устройство домика уходила вся прогулка, но постепенно девочки научились очень быстро обустраивать домик, и надо было придумывать какую-нибудь игру. Наташа предложила рассказывать страшные истории, но Анфиса их не знала, становилось жарко и скучно. И вот Анфиса придумала играть в больницу. Эта игра была Наташе хорошо знакома. С самого раннего возраста бабушка таскала Наташу в поликлинику, «чтобы провериться». Наташа знала названия всех врачей, и что они делают. Она сразу объявила себя ЛОРом, стала осматривать уши и горло Анфиски, но та почему-то требовала уколов. Для игры не хватало инструментов, и Наташа принесла из дома целый кожаный чемоданчик с красным крестом на крышке. Это был покупной набор игрушечных градусников, шпателей, трубочек и прочих медицинских предметов. Но было здесь немало настоящего, принесенного бабушкой с работы – вата, комочек бинта, трубочки от капельниц, пустые баночки, пробирка и металлическая палочка с острым крючком на конце. Еще Наташа предусмотрительно принесла блокнотик и карандаш: врач должен был писать.

— На что жалуетесь, больная?

— У меня болит коленка.

— Так вам надо к хирургу.

— Давай, ты будешь хирург.

— Ну, ладно, раздевайтесь, а я заполню вашу карточку.

Анфиска стянула платье и осталась в одних трусах.

— Больная, вам надо было снять гольфы, платье мне не мешает.

— А разве ты не будешь меня слушать трубкой?

— У тебя же колено болит!

— Ну и что, у меня еще кашель и температура.

— Ладно, давай послушаю.

Наташа приложила маленькую трубочку к Анфисиной груди и стала слушать. Что надо услышать не знала. Бабушка на работе слушала фонендоскопом, а такую трубку Наташа видела только в книжке про Айболита.

— Так, в легких у вас чисто.

— Сделай мне укол.

— Укол делает сестра в процедурном кабинете.

— Давай, как будто у нас нет процедурного кабинета.

— Да у нас и шприцов-то нет.

— А вот этим — Анфиса вытащила из чемоданчика блестящую палочку.

— Ну, ладно, ложитесь…

Анфиска примостилась на узкой скамеечке и стянула трусы. От неожиданности Наташа растерялась, но виду не подала: потерла ваткой пухлую Анфискину попу и кольнула крючочком.

— Ой, как больно — вскрикнула Анфиса.

— Извини, я не хотела…

— Да нет, я понарошку. Теперь врачом буду я.

— Но я же еще не выписала тебе рецепт и колено не полечила!

— Ничего, уже все прошло. Раздевайся…

Но тут с улицы раздался голос Юлии Анатольевны: «Старшая группа, уходим!».

Наташа с облегчением стала собирать инструменты, стаскивать с окон покрывала.

На следующий день пришла новая воспитательница. Девочки даже не запомнили, как ее зовут, но сразу определили — злая. Была она тощая и длинная, как дядя Степа, говорила тихо, но как будто шипела — «Я сказала вам один раз и повторять не собираюсь: кто не оденется в течении пяти минут, закрою в туалете». На площадке она затеяла с детьми игру в «Третий лишний», а девочки улизнули опять в домик. Устройство больницы много времени не заняло, и Анфиса придумала позвать кого-нибудь к ним играть. Наташа привыкла не сопротивляться и согласилась. Пока она раскладывала все необходимое на столике, Анфиска привела в домик Мишу- мальчика из подготовительной группы. Миша сразу же согласился быть больным, а Анфиса принялась его лечить. Она засунула мальчику в рот шпатель и сказала:

— Все ясно, ангина. Ложись, буду делать укол. И шорты снимай, и трусы. У нас такая игра — мы делаем уколы по-настоящему.

Миша и не думал сопротивляться. Анфиска, как показалось Наташе, очень больно уколола Мишкину попу и неожиданно сказала:

— Покажи письку, а мы тебе свои покажем.

— Правда, покажете?

— Да, только ты первый.

Мишка встал со спущенными трусами и поднял майку. Наташа зажмурилась, а Анфиска засмеялась:

— Ты что, никогда не видела мальчишек без трусов?

— Нет.

— Так смотри.

Наташа с усилием опустила глаза, а Мишка вдруг стал крутиться вокруг своей оси. Потом резко натянул штаны:

— Все, теперь вы!

Анфиска так же, как и Миша, спустила до колена трусы и подняла платье и выпятила вперед свой пухлый живот. Мишка засмеялся и захлопал в ладоши:

— Теперь ты!

— Я не буду.

— Так не честно, я же показал.

— Наташ, мы же обещали, так не честно, давай показывай!

Наташа села на скамеечку и плотно натянула платье на колени: «Не буду!»

— Хорошо, не показывай, — неожиданно отступила Анфиса, — Давай, мы тебе только укол в попу сделаем.

Наташа решила не сопротивляться, Анфиска все равно не отстанет, и легла на скамеечку. Потом приподняла платье и чуть спустила трусики. Анфиска неожиданно стянула их к самым пяткам, так, что Наташе лежа было их не достать. Она попробовала прикрыться платьем, но Мишка задрал подол к самым плечам. И в этот момент стало вдруг очень светло и прохладно. Миша с Анфисой отскочили, а голая Наташа запуталась в собственном платье.

— Та-а-ак! Это что еще такое! — длинная воспитательница, нагнувшись протиснулась в домик. Тут же Наташа почувствовала, как ее схватили за шиворот и тряхнули. От этого трусики совсем упали, и воспитательница схватила их в другую руку.

— Что вы здесь вытворяете, проститутки маленькие?! Я тебя сейчас в милицию сдам!

Она вытянула онемевшую Наташу на улицу и, размахивая трусами около лица, прошипела: «Ты у меня пожалеешь…»

У Наташи от страха затряслись губы и потекли слезы. Она стала дергать воспитательницу за руку: «Тетенька, пожалуйста, миленькая, отдайте мне мои трусики. Я больше не буду!». «Я тебе не тетенька!» — взвизгнула воспитательница и подтолкнула Наташу вперед. Когда все дети шли в группу, Анфиса прошептала Наташе на ухо: «Не реви. Она в группе тебе отдаст. Маме расскажет, вот и все». У Наташи появилась надежда, она старалась быть послушной, выполнять все указания воспитательницы и пыталась все время уловить ее взгляд – может, она уже не сердится? Но воспитательница как будто не замечала Наташу. Она четко отдавала приказы детям, заставила всех помыть руки и посадила на стульчики.

— Щеглова, выйди сюда!

Наташа похолодела и как будто приросла к стулу.

— Выходи, я говорю!

Тон был такой, что Наташа решила подчиниться, и на ватных, негнущихся ногах подошла к воспитательнице.

— Задери платье!

Наташа не шелохнулась.

— Задери платье, бесстыжая!

Голова закружилась и руки судорожно ухватились за подол. Воспитательница с силой рванула платье вверх, а Наташа завизжала.

К вечеру у Наташи поднялась высокая температура и ее забрали в бокс. Прибежала с работы бабушка и на такси увезла Наташу домой. Температура становилась все выше, Наташу трясло в ознобе. Она металась на кровати, бессвязно что-то бормотала, а мама протирала ее тело влажным полотенцем и задавала один и тот же вопрос: «Наташенька, доченька, что с тобой?». Приехала «Скорая». Врач долго осматривала девочку, ничего толком не обнаружила, решили, что инфекция. Когда стали делать укол, Наташа неожиданно стала отбиваться и кричать, пришлось маме и бабушке держать ее за ноги и руки.

Болела Наташа долго. Неизвестно чем. Мама взяла отпуск за свой счет, и они уехали на дачу. А потом неожиданно свершился обмен, которым долго занималась бабушка, и они переехали в другой район. Осенью Наташа пошла в другой детский сад. В общем, все сложилось хорошо. А маме Наташа так ничего и не рассказала.


 

 

Подписчикам сайта - в подарок книга "Трудно быть умной". Вы получите ссылку на книгу на свою почту.

 

 trudnobitymnoi

Сюрприз для подписчиков
snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflakeWordpress balloons powered by nksnow
Quick Box - Popup Notification Box Powered By : XYZScripts.com