Сайт » Архив для категории 'Рубрики'

Рубрики Архив

Сказочки моего детства.

Posted 16.05.2018 By Ирина

Да, я тоже в детстве думала, что деньги в магазине забирает себе продавец. И еще, что «Золушка» потому, что золотая. Мне было очень жалко волка из «Ну, погоди!». А самым загадочным персонажем был «Король-дроздобород», что это за гибрид такой я понять не могла…

Восприятия детства с возрастом забываются, переделываются, сверяются с опытом и знаниями. Но они уже сделали свою работу – мы стали такими какими мы стали, эмоции разбросали свои якоря, картина мира сложилась из мелких пазлов, и логика порой бессильна перед тем первым, незамутненным опытом.

У всех они свои – сказочные, мультяшные герои. И глупо спорить о том, «как на самом деле»….

Про Мальвину.

В детстве она меня очень волновала. Я была ею покорена, она имела власть надо мной. Пес Артемон ходил перед ней на задних лапах, Пьеро пел и рыдал, Буратино делал то, что она говорила. Власть красоты. Не доступная для меня абсолютно, мама уже успела сообщить мне о том, что я некрасива и напоминала с завидным постоянством. Да, я уродилась не в маму. Решила стать умной, ну, чтобы как-то приспособиться к жизни))) А в подруги выбирала девочек-Мальвин, мы сходились по принципу дополнения. С одной такой Мальвиной — глаза-блюдца, губки бантиком, волосы копной по моде, мы вместе ездили на учебу. Она часто не доезжала, парни уводили ее во всякие соблазнительные места, типа кино или музеев (в будни утром больше никаких соблазнов не было), а я бежала, чтобы не опоздать на первую пару. Завидовала? Нет, завидуешь тогда, когда хочешь оказаться на этом месте, а у меня даже в фантазиях такого не случалось — не верить маме у меня не было оснований. Сейчас в моем окружении нет взрослых Мальвин. Есть красивые женщины, не мало, но они с мозгами. А вот таких, чтобы только бант в голубых волосах я встречаю редко, они на тренинги не ходят. И вот думаю — кому выгодно поддерживать культ Мальвины? Композиторам и поэтам? («Ах, какая женщина, какаааая женщина, мне б такуюююю») Пластическим хирургам? Рекламщикам? (Папа работает, а мама красивая). Знаете, чем занималась Мальвина, когда Буратино открыл свой театр? Она продавала билеты….Качайте мозги, девочки, умная женщина не бывает не красивой))))

Про Дядю Федора.

Он был мои кумиром! Потому, что любил животных. Как я. Потому, что был самостоятельным. Как я. Потому, что совершал поступки. Как я. Я росла в многодетной семье, с очень занятой, много работающей мамой и ненавистным мною отчимом. И мечтала о Простоквашино. Не о замках и дворцах, не о путешествиях, не о других планетах (инопланетная тема была сильна!), а о деревне с заброшенным домом. Очень внимательно, как инструкцию, рассматривала как Дядя Федор и компания обустраивали быт, брала на заметку, вносила свои предложения. В моих фантазиях молочный бизнес развивался, перерастал в фермерской хозяйство, образовывалась линейка продуктов, в которой обязательно должны быть глазированные сырки. Три раза в неделю мама посылала меня за молоком: многочасовая очередь, которую надо было занимать еще после обеда, а молоко привозили поздно вечером. Продавали из бидонов, на ступенях магазина, могло и не достаться, а у меня две маленькие сестры, которые едят кашу. Вот сюда бы Дядю Федора! Домовитость и предприимчивость проявлялись у меня всегда, только условий подходящих не было. Да, не я создала фирму «Простоквашино», но как только в нашей стране стало возможно что-то предпринимать, стала сразу это делать. Мое ЧП (сейчас, конечно, ИП) зарегистрировано в 1989 году.

Про ослика Иа.

В детстве мне хотелось, чтобы он умер. Из гуманных соображений — мне до боли было жалко ослика, смотреть на его мучения я не могла. Понимала (умная я была девочка))), что ни найденный хвост, ни горшочек, в котором когда-то хранили мед, ни шарик, ни друзья существенно не поменяют картину мира ослика:  он будет продолжать мучиться. Потому, что он Мученик! Приходилось мне сталкиваться в работе с такими абсолютными Мучениками…и все, я терялась. Это для меня трудный клиент, я постоянно ловлю себя на том же намерении, что и с осликом. Пыталась найти системную ошибку, осилить мозгами. Да, безусловно, это манипуляции, неосознанные, ставшие образом жизни. Нашла еще одну составляющую — неумение быть благодарным. Такие клиенты, как бездонные бочки — сыпешь туда, сыпешь, а она все пуста. Помню, была у меня на тренинге одна женщина, и ситуация у нее была трудная, и ей сочувствовала вся группа, и я просто наизнанку вывернулась, чтобы чем-то помочь. А в конце тренинга: «Ну, я не знаю…кажется, мне ничем тренинг не помог…» Иа-иа-иа. Я не занимаюсь больше терапией — не смогла решить проблему с трудным клиентом. Или не захотела. К счастью, ослики Иа ко мне попадали не часто — у них есть еще одна особенность: обращаться за помощью не к тем людям…

Про Кота Леопольда.

Почему в мультиках и сказках так много вредных положительных персонажей? Ну, про пищевую цепочку все понятно: волк ест зайца, кот ест мышей, а Колобка вообще едят все, но ведь они сами нарываются, желают быть съеденными! И даже если у тебя уже нет необходимости быть хищником, ты уже принял решение обходиться без насилия, эти негодяи испытывают терпение, толкают на то, что ты делать не хочешь. Кот Леопольд – первый пацифист моего детства. Он за мир. Все вокруг кричали тоже: «Мы за мир!», но мы постоянно ждали войны, нас воспитывали в ожидании войны, нас готовили к войне. А я хотела быль еще одной Самантой Смит, нет,  не БОРОТЬСЯ за мир – я хотела уговаривать, убеждать, просить: «Ребята, давайте жить дружно!». Кот не съел мышей, они даже, кажется, подружились, но что-то мне подсказывало, что это все ненадолго…

Политика и сейчас для меня – очень опасная мышиная вознья. Леопольд, подлый трус, выходи на бой! И где он, мудрый, спокойный Леопольд? Во всяком случае среди «глав» разного уровня его нет, увы….

 

Про Золушку.

В детстве я воспринимала эту сказку, как очень грустную, несмотря на хороший (?) конец. Совсем маленькой девчонкой была, но понимала, что ничего хорошего из этой затеи не выйдет, не будет счастья Золушке во дворце. Потому, что…я еще не могла объяснить, но чувствовала, что она не сможет быть принцессой, ей бы мыть да зерна в мешках перебирать. Замордует она всех во дворце со своей чистотой, будет бегать с метлой да с кухаркой на кухне чай пить. Не ее это круг, и доброе сердце — не пропуск. «Свой круг» — понятие дворянское, веет от него высокомерием, но мудрости в этом тоже не мало. Это не про то, куда тебя не впускают, это про то, где тебе хорошо. Я очень долго искала свой профессиональный круг, это было на заре карьеры, в рядах психологов разброд и шатания. И, нет, я не решила, получилось как-то само собой, что я стала его создавать. Не нашла того места, где бы я назвала людей своими. Недавно ко мне на консультацию приходила девушка, с которой мы не виделись лет 7-8, а на тренинге были два «ребенка» — взрослые дети моих коллег. Шла по торговому центру, навстречу моя коллега, выпускница мастерской лет 5 назад, с тех пор и не виделись. Идет задумчивая, меня не видит, поднимает глаза, и сразу: «Ира, вот о чем я хочу тебя спросить….» Встречаемся через много-много лет и разговариваем на одном языке, понимаем друг друга сразу, это уже » ближний круг». Да, и еще у меня есть тест — люди понимают мои шутки. Шучу я много и своеобразно, но никогда не смешиваю шутку и сарказм. Мой смех добрый. Если человек не понимает, обижается, значит мы просто в разных «своих кругах»…  Мой круг — это не замкнутая линия, это пунктир….

Про Крошечку-Хаврошечку.

Мне было понятно ее одиночество. У Хаврошечки была корова. А я мечтала о щенке. Потому, что переживала потерю подруг одну за другой –нет, ничего трагичного, просто их увозили. Взрослым вообще свойственно перемещать детей без учета детской дружбы и привязанностей. И корову, конечно же, закололи по приказу злой мачехи – лишили Хаврошечку единственного друга. Знаете, что больше всего мне запомнилось из этой сказки? Разговор девочки с коровой, когда она пришла сообщить ужасную новость. «Ты мяса моего не ешь, а косточки закопай»…да, и потом на этом месте выросла яблоня, и опять стала помогать Хаврошечке. Первый детский опыт реинкарнации. Смягчает ли это потерю – понимание, что любимое существо не исчезает бесследно, просто принимает другую форму? А у нас что, есть выбор? В общем, выводы были такие:

— Даже когда мы расстаемся, мы не расстаемся, просто общаемся на другом уровне;

— Не привязывайся сильнее, чем сможешь пережить, расстаться все равно придется, рано или поздно;

— И да, я у себя одна. И только это навсегда. Все остальные – временно….

Про Маленькую Разбойницу.

 

Девочка из «неблагополучной семьи». Вернее — среды. У меня среда не была идеальной, но я старалась. Поэтому М.Р. я осуждала, особенно из-за эпизода, где она пугала бедного оленя, почесывая его шею ножом. Нам не рассказывали, что она еще делала ножом, но и этого для меня было достаточно. И ее добрый поступок по отношению к Герде давал, конечно, надежду на исправление, но я не обольщалась. Помню, как в школьном автобусе с подружкой крепко поспорили и поссорились — можно ли из хулигана сделать хорошего человека, если забрать его в другую семью. Подруга говорила, что да, я, я сомневалась, вспоминая о маме М.Р.  Это был спор о социальном факторе и генетике, не решенный до сих пор ни наукой, ни мной лично. Верю в перемены, иначе бы не занималась психологией.  Видела чудесные примеры превращений, когда человек поднимался с самого дна — и это не про среду, это про поступки. И всегда у него было намерение это сделать. То есть, если кто-то хочет сделать его другим — это тщетно, он должен сам захотеть. Интенсивный и экстенсивный пути развития — «ин» предшествует «эк». Можно ли заставить захотеть? Уважаемый мной Антон Семенович Макаренко доказывал, что да  — «Педагогическая поэма», любимое чтиво моего детства. Сейчас я не столь оптимистична, пропало доверие в любимые произведения соцреализма. Так что вопрос с М.Р. открыт, ответ ищу, экспериментирую пока на собаке.

 

 

 

 

(открытое письмо Свете Резник)

Прежде всего  хочу напомнить, что именно я понимаю под «сторителлингом». Есть в этом необходимость, так как нет стандартов, авторитетов – кто во что горазд, как я люблю: можно дать и свое определение. И так, сторителлинг – рассказывание собственной истории с какой-либо осознаваемой целью. История своя, из своей жизни, не байка, не притча … про это тоже могу много рассказывать, но ответ на твой вопрос – «зачем?», это вопрос цели. Я вижу три направления, для бизнеса вообще, и для нашего в частности.

1 История как инструмент обучения. То есть в истории передается информация о явлении, образе мысли или действии, причинах и последствиях и т.д. Когда это «я-высказывание», то кроме информации есть еще и чувства. А там, где есть чувства, там есть влияние. То есть мы не просто рассказываем, мы хотим повлиять, сподвигнуть, заразить. Осознанно. Не скрывая этого, а значит, не манипулируя. С такими историями у психологов, казалось бы, все ок. – рассказываем и клиентам на консультациях, и на тренингах участникам, и коллегам на семинарах. Ан, нет! По моим наблюдениям очень любит  наш брат цитировать, пересказывать, травить байки. Иногда красиво и к месту, но – не свое и не о себе. А значит доверие такой истории ровно на время ее звучания. Почему не о себе? Боятся, не умеют, не считают нужным? Все вместе. Призываем людей к открытости, хотим, чтобы нам доверяли, работаем над принятием, а сами в дефиците. Психолог работает собой – это его основной инструмент. А значит открываться перед клиентами при помощи своих историй (и с осознаваемой целью) – важный навык и профпригодность.

Года четыре назад я организовала стори-вечеринку «Между серебром и золотом: жизнь в долгом браке». Два с лишним часа историй моей семейной жизни. Максимальный уровень открытости. Такой, что камера не записала ничего! Около 60 человек в зале – молодежь и мои ровесники, семейные пары, молодожены, мамы с взрослыми детьми. На фига мне это? Да потому, что я работала с этой темой, у меня тренинг был, на котором я собой убеждала, что это бывает – и семейное счастье, и любовь через годы, и уважение, и нежность, и кризисы, и потери, и победы… Чтобы построить отношения человеку нужен положительный пример (не киношный, не книжный), которому он поверит. Я рассказываю истории о себе на те темы, с которыми работаю. А работаю я с темами, которые считаю своей сильной стороной – так честно.

2 История, как вид корпоративной культуры.  Ну, с организациями все ясно – через истории легче передать стандарты, ценности, правила отношений – «как у нас принято». Если эти правила будут спускаться в виде указаний, сразу же возникнет желание или оспорить, или нарушить. Ну, это по типу «по газонам не ходить». А помнишь знаменитую историю профессора Павлова о дорожках, которые протоптали сотрудники? Она нам известна потому, что стала частью корпоративной культуры, передавалась новым сотрудникам и вышла за пределы учреждения. С сильными историями так бывает – они начинают работать шире и глубже, чем изначально предполагалось. Каждый коллектив заинтересован в таких историях. Но что если ты фрилансер? Все равно ты живешь нормами какого-то сообщества и\или вырабатываешь свои нормы, и транслируешь их коллегам и клиентам. Именно через эти истории находят «своих». У меня, к примеру, много историй, связанных с арендой залов для работы – за долгие годы жизни я сменила их множество. Когда я рассказываю, как трудно я нахожу нужный зал, какие высокие требования я предъявляю и к месту расположения, и к метражу, и к оборудованию, и к эстетике – на самом деле я рассказываю о своей заботе об участниках моих тренингов.  Это моя позиция и я о ней говорю.  Участники всех Мастерских знают про «беременный стул». Точно так же, как тренеры, работающие у меня на Фестивалях знают историю о том, почему «у Шевцовой нельзя спрашивать где розетки» или «Историю о живых ключах» или «Про медный таз как инструмент тренера». Люди очень чувствительны к тому, где есть культура – им тоже хочется приобщиться, смеяться над общими шутками, понимать друг друга с полуслова, воспринимать запреты с легкостью и без обид… Становиться частью истории и пополнять сообщество своими историями. Один человек сказал мне, что я создала профессиональное сообщество, не ставя себе такую цель. Да, это так. И мне интересны все люди, которые со мною рядом – они и герои, и слушатели моих историй.

3 История как инструмент имиджа и рекламы.  Здесь все очевидно, но не просто. Потому, что в сторителлинге нельзя врать. Совместима ли реклама с искренностью? Нам доказывают, что нет. А я говорю, что только так))). Мой рекламный бюджет уже долгое время равен «0». Я рассказываю о своих тренингах, вебинарах, марафонах, фестивалях и это интересно. Не сообщаю факт, не призываю к действию, не заманиваю и не подкупаю – я рассказываю историю, у каждого моего продукта она есть: как возникла идея и какие были сложности, почему я изменила тему или о том, как эта тема касается лично меня… да мало ли о чем можно рассказать?! Если история описана на сайте или в соцсетях, я даже ссылку забываю поставить – это не важно, люди найдут, если им будет интересно.  Имиджевую историю нельзя рассматривать с точки зрения «сколько на ней заработала».  Рассказала и забыла. Но когда вдруг с кем-то из участников моих тренингов начинаем распутывать клубок «откуда я о тебе узнал», оказывается, вначале была история.  И тот самый «сарафан», которые рекламщики тщетно пытаются заставить работать, вдруг начинает передавать информацию о тебе без всяких просьб.

Недавно я была участницей супервизии – пыталась припомнить, когда у меня  на тренинге был «трудный клиент». Не смогла. Все эти «трудные», «не мои», «не довольные» возникают оттого, что недостаточно информации, либо информация, мягко говоря, не точная.  В нашем деле покупка услуги – лишь начало отношений, и доверие создается не по ходу взаимодействия – оно возникает авансом, а потом или нарастает или девальвируется.

Сторителлинг в бизнесе – это не блажь, это необходимость, продиктованная временем. Все замкнутые системы в природе вымирают. Как открываться, не рассказывая о себе? Я другого способа не знаю…

 

 

 

 

Подписчикам сайта - в подарок книга "Трудно быть умной". Вы получите ссылку на книгу на свою почту.

 

 trudnobitymnoi

Сюрприз для подписчиков
Quick Box - Popup Notification Box Powered By : XYZScripts.com